Д.Н. Кайгородов — поэт леса

Человек рассматривал голубенький подснежный цветочек — перелеску, чутко вслушиваясь во все шорохи апрельского леса, наслаждаясь пробуждающейся землей. Лавина птичьих звуков, взволнованное многоголосье, но тонкий наблюдатель наперечет знает когда и как поет каждая наша птаха. «Я страстно полюбил лес, с тех пор как узнал его поближе, и чем больше узнаю его, тем больше люблю»,— признается впоследствии этот наблюдатель в одной из своих книг. Звали его Дмитрий Никифорович Кайгородов (1846—1924).

Дмитрий КайгородовДмитрий Кайгородов

Настойчивый исследователь природы, в особенности ее сезонной ритмики, вдохновенный очеркист, поставивший своей целью донести добытые наукой знания до простых людей, мыслящий педагог,— за что бы ни брался Кайгородов, он в дело вкладывал свою душу, передавал ему озноб и жар восторга. А он умел восторгаться, этот даровитый человек!

Ранние годы жизни Дмитрий Никифорович провел в тихом заштатном городке Полоцке, расположенном на берегу Полоты, речушки, впадающей в Западную Двину. Именно здесь зародилась любовь к наблюдениям в живой природе, пробудилась неистребимая страсть к тончайшим художественным переживаниям картин времен года. «Есть люди, которые рождаются с душой, открытой к природе,- с сильным чувством природы» — это высказывание Кайгородова в значительной мере и о себе самом. В Полоцке юноша Поступил в кадетский корпус, а после его окончания пошел служить в конную артиллерию. Мундир на первых порах не мешал пылкому натуралисту познавать жизнь природы.

С 1867 года Дм. Кайгородов — житель Петербурга. Здесь молодой офицер прикреплен к пороховому заводу, свободное время проводит в окрестностях Охты или за чтением книг о животных и растениях, посещает лекции известных химиков и ботаников. Затем Дмитрий Никифорович поступает вольнослушателем в Лесной институт (тогда он назывался Земледельческим). Именно в Лесном натуралист получил системные биологические знания, здесь же он по завершении образования защитил кандидатскую работу. По выходе в отставку с военной службы, в 1873 году, Кайгородов уезжает на два года за границу, чтобы полнее изучить технологию обработки древесины. Собственно, и посылали его в расчете на то, что по возвращении он возглавит кафедру лесной технологии и лесного инженерного искусства Этот расчет полностью оправдался: Дмитрий Никифорович целых 30 лет будет возглавлять эту кафедру, превратившись в крупного ученого-технолога. Профессор Д. Н. Кайгородов имеет немало научных заслуг в своей отрасли, но все же главная его заслуга — притягательное слово популяризатора лесоводческих знаний вообще. Круг тем, затронутых им, исключительно широк.

В 1880 году он выпускает первый том своих знаменитых «Бесед о русском лесе». В них доходчиво, убедительно с душевностью описан хвойный лес, или как его уважительно называли — краснолесье. Красный — здесь в значении «красивый» в любую пору, даже зимой. Кто открывал эту книгу — равнодушным остаться не мог. Он становился соучастником походов ученого в хвойный лес, слушал его трепетный монолог об эстетическом наслаждении, получаемом при каждом свидании с этим живым дивом. «Какой освежающей прохладой веет от темного елового леса!» — одна из начальных фраз кайгородовского повествования. Разве для той поры обычный стиль в лесоводческой книге? И так фраза за фразой, очерк за очерком.

Чернолесье — следующий том «Бесед».

Он вышел сразу же по выходе первого, в 1881 году. Здесь о наших лиственных породах, и снова вдохновенно, познавательно с воспитующей ноткой. В читателе надо воспитать доброе отношение к лесу, и он станет защитником зеленой сокровищницы. Дм. Кайгородов уже в самом начале своего труда заявляет о природоохранных целях своих бесед. «Кто полюбит лес, тот будет его беречь. Мы охотно бережем и охраняем только то, что любим, а наш русский лес очень нуждается в друзьях-охранителях». Ну, разве не вещие эти слова?

В феврале 1883 года Дмитрий Никифорович завершил рукопись «Лесотоварного словаря». Вскоре труд был издан. И вот невиданное: казалось бы, чисто техническая тема, а книга получилась увлекательнейшая. Ее с пользой прочтет всякий культурный человек. Посвящен словарь памяти Владимира Ивановича Даля — подвижника русского слова, трудами которого не уставал восхищаться Кайгородов.

Прежде чем составить «Лесотоварный словарь», молодой профессор разработал программу по сбору необходимых сведений. Эти листки-указания разлетелись во все концы России и попали прежде всего в руки лесничих и лесников. Так копились толкования. Но Дм. Кайгородов не был бы самим собой, если бы не привнес в эту работу личный опыт, добытый через практику и науку. Как ни всеобъемлющ «Словарь» В. И. Даля, а в труде Кайгородова оказалось на 450 «лесотоварных» слов больше, причем многие из них обретались в народе. Читаешь «Лесотоварный словарь» и перед глазами возникают крестьянские избы, телеги, цепы, кадки и лагунки, лапти, пестерки, корзины из прутьев или корня. Превосходно представлены профессиональная лексика и толкование на заключенный в терминах смысл. Возьмем, к примеру, выражение «мяндовая сосна». Что сие означает? Согласно Дм. Кайгородову «Мяндовая сосна, мяндочная, мочежинная, серяковая, пресная, с древесиной малосмолистой, крупно слойной, рыхлой; бледно-желтого цвета, с толстым слоем заболони; в крепости и прочности много уступает так называемой рудовой сосне; кора у мяндовой сосны глубоко растреснутая от комля более чем до половины ствола, с постепенным переходом в тонкую, меднокрасную кору, покрывающую верхнюю часть дерева». Так интересно толкуются десятки, сотни терминов и понятий.

В том же 1883 году Дм. Кайгородов издает «Краткий обзор растительного царства по климатическим поясам», впоследствии известный как «Начальная ботаника». Это пособие предназначалось для городских училищ и, главным образом, женских учебных заведений. Книга пользовалась большим спросом, выдержала семь изданий. Привлекала простотой изложения, неказенным подходом к предмету.

Живой иллюстрацией к курсу ботаники можно было б рассматривать книгу Дм. Кайгородова «Из зеленого царства» (вышла в конце 1887 года). Даже знаток тайн природы найдет здесь много неожиданного, подмеченного исключительно зорким глазом. «Природа — чудная книга, доставляющая много наслаждения тому, кто умеет в ней читать. Зеленое царство — одна из прекраснейших глав этой книги. Научившийся ее понимать и, полюбив ее всей душой, я не мог воздержаться от желания сделать попытку заронить и в сердца других хоть зерно этой любви,— любви, которая откроет им новые пути к наслаждению, чистому и возвышенному!» — признается автор в первых строках предисловия. При чтении этой книги в читателе рождается много возвышенных чувств: восхищение нетленной красой родного края — природой, его миром дикорастущих и культурных растений, человеческой предприимчивостью, раздвинувшей горизонты знаний.

Эти же темы, но в более интимном освещении, будут продолжены в серии изящных, живо оформленных книжек «Наши весенние цветы». Серия состоит из трех томиков: первый (1911 г.) посвящен растениям, зацветающим раннею весною, до зеленения березы; во втором (1912 г.) описаны растения, цветущие с середины весны; третий (1915 г.) — о позднецветущих весенних растениях. Хотя натуралист замыслил свои книжки как пособия «при ознакомлении с зацветающими весною цветами родных полей, лугов и лесов», освещая растения с биологической стороны, они фактически оказались замечательными художественными монографиями об интереснейших представителях травянистых видов. Очерки снабжены тончайшими акварелями с натуры, принадлежащими кисти Тамары Дмитриевны Маресевой — дочери Кайгородова (1881-— 1958).

Вслед за «весенними» томиками появились «летние». Их тоже было три. Ценители сокровищ флоры и фауны и доныне читают эти книги с упоением.

Значительная тема в творчестве Дм. Кайгородова — жизнь птиц в природе. И самая ранняя его работа «О наших перелетных птицах» (1882 г.), и последующие: «Черная семья» (1888 г.), «Пернатые хищники» (1906 г), и главный его труд — «Из мира пернатых» (1896 г.) явились живым словом орнитологии тех лет. Очерки о птицах приучали людей наблюдать поведенческие реакции пернатых, а в целом — их сезонную жизнь; проникновенная беседа Дм. Кайгородова освежала и просветляла душу, вызывала молодежь на добрые дела — охранять и множить богатства природы.

Вообще педагогическим вопросам Дм. Кайгородов до конца своих дней уделял исключительное внимание. Он составлял хрестоматии из проникновенных стихов и таких же прозаических отрывков о природе, издавал методические руководства о проведении природоведческих экскурсий со школьниками, делился своим педагогическим опытом. Опыт же у него был большой. В любое время года он мог приковать внимание слушателей, в которых у Кайгородова никогда недостатка не было. Аудиторией становился лес, сад, цветущая лужайка. Мудрую книгу природы читал повсюду. Чуждаясь схоластики, Дмитрий Никифорович ратовал за непосредственное общение детей с природой. В статье «Природа в будущей школе» (1900 г.) он мечтал: «Признаться, мне рисуется в далеком будущем (а может и не так уж далеком!) такой заманчивый идеал: с появлением первого зеленого листа на дереве двери всех классов (кроме последнего?) закрываются, все уроки прекращаются, кроме уроков природоведения (преподающегося во всех классах!), и уроки переносятся в ту великую аудиторию под открытым небом, на кафедре которой восседает самый великий в мире профессор — Природа!».

Живую связь подрастающих граждан с природой Дм. Кайгородов пропагандировал постоянно. Он многие годы наставлял местных наблюдателей-фенологов, какие признаки сезонных явлений можно рассматривать определяющими. И к нему стекалась огромная информация, пользуясь которой можно было достаточно полно представить поступь весны (или другого I сезона) по просторам России. Дм. Кайгородов явился создателем фенологической сети в стране, вот почему и сегодня эта сеть носит его имя. Он лично переписывался с 300 фенологами. Не переставал интересоваться и школьной программой.

Последним заветным обращением к друзьям природы прозвучало его наставление об организации фенологических наблюдений в трудовой школе (см. «Сборник программ школьных наблюдений над природой», Пб., 1922 г). Здесь он опять повторяет свою давнюю мысль: фенологические наблюдения помогают в практической жизни. И приводит пример: «Весенний прилет черных стрижей почти безошибочно указывает на приближение теплого воздушного течения; прилет кукушек (массовый, когда уже повсюду раздается их кукование) знаменует наступление прочного тепла и минование поры весенних заморозков…»

Много увлекательных книг написал Дм. Кайгородов. С живейшим интересом и теперь читаются «Собиратель грибов» (1888 г.), «Наши весенние бабочки» (1908 г.), его многолетние дневники петербургской природы. Выдающийся ученый-лесовод Михаил Елевферьевич Ткаченко писал о кайгородовских дневниках: «От них веяло такой любовью к природе и такой свежестью поэтического чувства, что и взрослые и дети душных городов отдыхали на них, как бы соприкасаясь с целительными силами матери-земли».

Книги из серии «Детям о природе» Д.Кайгородова выпустило издательство «Стрелец» http://streletz.com/

Поделись новостью!